Дуэль (обновлено 23 января)

Светловолосый парень вошел в купе, сел и посмотрел в окно отходящего поезда. Он бежал и потому пытался отдышаться.
Напротив сидел грузный мужчина лет пятидесяти, с крупными залысинами, близко посаженными глазами и большим добрым лицом.
Он ехали несколько минут молча, мужчина смотрел на паренька и переводил взгляд то на поля за окном, то снова на него.
— Здравствуйте — спокойно сказал парень
— Доброе утро.
— Извините за вопрос, я просто в купе давно не ездил. — он перевел дыхание и сделал паузу. — Тут разносят чай, который мне по билету должны или нужно заказывать?
— Лучше заказать, надежнее будет.
— Спасибо. И, пожалуй, лимонаду захвачу.
Парень вышел, а через какое-то время вернулся с чашкой вагонного чая и бутылкой лимонада. Мужчина уже забыл о нем и что-то писал в небольшом блокноте.
Потом парень достал книгу и положил на столик. На обложке было крупно выведено: «Как написать бестселлер».
Он смутился и почему-то поспешил объяснить:
— Я мечтаю стать писателем. Пишу первую книгу. Угощайтесь лимонадом.
Мужчина с улыбкой смотрел на него
— Не откажусь.
Они сидели в жарком вагоне и парень налил лимонад в свой стакан и потом в стакан мужчины.
Тот ответил:
— Предлагаю на ты
— Давайте — сказал парень и рассмеялся, — точнее, давай.
— Ты знаешь, я ведь тоже писатель.
Мальчик посмотрел на него с восхищением.
— И как ваше имя?
— Федор Рахманин.
— Никогда не слышал такого.
— Ну ты потому и пишешь первую книгу — улыбнулся Федор. Я издал уже восемь. А тебя как зовут?
— Петя. Я Петя Свистуненко.
Мужчина усмехнулся.
— Ну да, хорошая фамилия.
Парень покраснел до ушей и отвернулся.
Поезд остановился на станции и люди высыпали на перрон. Петя вышел на перрон вслед за всеми, а мужчина остался сидеть, задумчиво поглядывая в окно.
Послышался гудок. Через минуту подъехал другой паровоз, остановился, состав дернулся и его присоединили к новому паровозу.
Мужчина допил лимонад и поставил стакан на стол.
Вскоре парень вернулся.
— Я нашел газетный киоск. Продавали литературную газету, нашел вашу фамилию в числе редколлегии. — с какой-то гордостью сказал Петя. — купил и вам номер
Федор взял газету и рассмеялся.
— У меня таких дома две пачки. Но спасибо.
Они ехали молча. Парень достал пачку листов, исписанных мелким почерком и начал их перечитывать. Потом что-то исправлял то в одном, то в другом.
Мужчина несколько раз с интересом глянул на него.
— Слушай, а ты сколько времени потратил на эту книгу?
Парень поднял глаза на него:
— Полгода где-то.
— Хм. Недурно. Ну а тебе самому книга нравится?
Парень вздохнул
— Честно? Ерунда получилась какая-то, даже стыдно — Потом парень помолчал, рассматривая лицо Федора, — Я всё сдерживаюсь, но хочу спросить. Расскажите ваш опыт. Как вы пишете?
— Ты хочешь всю правду знать или тебе часть?
— Да, конечно. Всю.
— Тогда мой главный совет — выбрось свою рукопись в окно.
Парень с удивлением посмотрел на Федора. Тот махнул рукой, словно запускал самолётик
— Да, я не шучу. Сегодня никто не зарабатывает книгами достаточно, чтобы кормить семью.
Петя смотрел удивлённо
— Ну ты это, пиши, чего уж там. Начал ведь. — Федор хмыкнул. — Хотя скажи правду — какая профессия у тебя, кроме этих писулек?
— Я юрист. Но страшно не люблю это.
Федор расхохотался.
— Вот, еще один, как и я. Я был подающим надежды менеджером внешнеэкономической деятельности, мне предлагали хорошую работу.
— И вы отказались?
— Естественно. Я же писателем мечтал быть. А все эти мечты — коту под хвост. Знаешь, сколько я заработал на книгах за свои 45 лет?
Парень вопросительно поднял голову.
— Грыжу и бесплатные фуршеты во время проведения национальных книжных премий. И вот макбук купил два месяца назад.
Федор указал на сумку с ноутбуком, которая стояла рядом.
Петя перебирал листы рукописи и смотрел на него.
Так они ехали еще несколько часов. Петя читал книгу, потом что-то писал в своей рукописи, постоянно перетасовывая листы и пытаясь отыскать нужный.
Тишина нарушалась только перестукиванием колес поезда.
Неожиданно  Федор хлопнул ладонью по столу и заговорил
— Слушай, брат. Я не могу смотреть, как ты гробишь свою жизнь. Есть идея.
Петя с интересом посмотрел на него.
— Только выслушай.
В писательстве у тебя шансов нет. А вот в юриспруденции еще есть. Я меняю свой макбук на твою рукопись. Точнее, я готов ее купить, чтобы выкинуть в это же окно.
Петя дернулся.
— Я… я не могу.
— Конечно, не можешь. Я бы тоже не смог, ты же любишь эту макулатуру. Но всё же подумай. Если бы мне предложили такое в девятнадцать лет…
— Мне двадцать один — перебил парень, чуть нахохлившись.
— Ну хорошо, в двадцать один, то я бы согласился.
Петя вцепился в рукопись так, словно это были свитки Мертвого моря.
— Впрочем, решать тебе, — зевнув, сказал Федор и вышел из купе.
Когда он вернулся, то увидел,  что Петя смотрел в окно, читал рукопись и ерзал на стуле.
Потом он посмотрел на Федора.
И едва заметно кивнул
Федор усмехнулся.
— Только ты не просто рукопись отдашь, но и исходный файл. Чтобы у тебя вообще не осталось ничего, ок?
— Да
Петя передал рукопись, потом достал свой ноутбук с каким-то странным китайским логотипом, и скачал рукопись оттуда. «Дешевый ноут» — подумал Федор. Потом парень собрал в кипу пачку листов, которые еще совсем недавно так нежно он называл рукописью, сверху положил флешку и положил на стол перед Федором.
В ответ Федор протянул сумку с ноутбуком.
— Сначала забери ноутбук, проверь, всё ли работает, чтоб было честно. И на этот жесткий диск сбрось информацию с него сейчас, пожалуйста. А потом уже рукопись отдашь — спокойным тоном проговорил Фёдор.
Петя взял ноутбук, потом с недоверием посмотрел еще раз на Федора.
— Серьезно, он мой?
— Да. Конечно.
Через двадцать минут вся информация была скачана на жесткий диск и Федор забрал рукопись.
Он перечитал первые две страницы, а потом встал, опустил окно, скомкал их и вышвырнул в жаркий солнечный день.
Дорожный шум ворвался в купе и нарушил тишину вагона. Затем Федор проделал то же самое со следующими двумя страницами. Спокойно, методично, даже с каким-то наслаждением.
Петя сначала смотрел на это, но потом отвернулся и уставился в окно, наблюдая поля и дороги.
— Остальное выкину в мусор, пошел совсем ужасный текст.
Федор встал и вышел в тамбур, открыл окно, сплюнул и процедил сквозь зубы.
— Поверил, сопляк. Ну да, среди нас тебе точно не место.

LEAVE A REPLY